Северные присказки. Часть I

Не знаю, как так у Мартина в точку получилось: Север, действительно, помнит.

А моя голова будет пытаться упомнить темы, которые тезисно-сумбурно обозначаю ниже. Эдакий зарок самой себе, но перед вами, чтобы таки не залениться, и прочесть всё, что стопочкой сложено и в телефон закачано.

Веками Север заселяли да расселяли. Новгородцы, ростовцы и суздальцы несли знания и традиции, мешаясь с весью да чудью и прочими иноэтносами. Любителям игры цифр на заметку: формирование народов Севера началось в XII веке, а в XXI мой обывательский мозг констатирует: время совершило презабавный кульбит – и теперь именно Север, ранее чуждый русского духа, является колыбелью русской культуры (12 vs 21 – они как бы поменялись ролями). И теперь здесь можно почерпнуть всё то, что сейчас постсоветское поколение пытается отыскать. Особенно вырезанное, вырванное в 30-е.

Я – москвичка. Коренная не единым поколением. Москва, как известно, это ещё не вся Россия. Но многие, кто согласно кивнёт на эту фразу, всё же не представляют, насколько Москва – не Россия. Тут русским духом давно не пахнет. И речь не про национализм (коего, безусловно, я не лишена). При всей моей любви к родному городу – здесь мертвы традиции, мертва самобытность, здесь нет дыхания исконного. Это всё ушло и затаилось там, где ценят.

Мне долгое время думалось, как же так у русского народа интересно получается. Возьмём кавказские племена: сила рода, авторитет старших, знания поколений, клановая поддержка. Гипертрофированное проявление я не поддерживаю, мне оно странно, но речь ныне о другом. Там, если что-то произошло, ты не один. Ты всегда в семейной экосистеме. А у русских – один в поле, но не воин. И было мне как-то обидно, что ли, а отчасти завидовала их сплочённости, да и в целом считаю, что любая система, в которой нет врождённого или хотя бы воспитанного понимания иерархии, — обречена. Я не о тотальном подчинении, но уж больно много кругом стало коробящей невоспитанности, особенно среди молодёжи (той молодёжи, которая молодее меня). А потом стала изучать быт и уклад русской деревни. Оказалось, что и у нас всё было. На эту тему (частично) есть интереснейшие (для меня) лекции Светланы Адоньевой.

Через биографические нарративы Северных деревень описываются взаимоотношения в семье: кто кого слушался, кто кому помогал и т.д. Паритетность строго соблюдалась. Возраст имел значение. А в 30-е всё начало кувыркаться, комом докатившись до 60-70. И крестьянского мира не стало. Тут важно различать, что я говорю о свободном крестьянском мире, а не о крепостном. На Севере не было крепостного права.

Далее пока не трындят мысли. Если у вас есть свои, или отзывается, или есть свой деревенский опыт – делитесь, мне интересно.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *