Язык и культура — творцы человека?

Язык и культура — творцы человека? Пожалуй, да. И отдельно друг от друга, и дополняя друг друга, и формируя друг друга. Большинство из нас рождается и начинает воспринимать окружающий мир через язык, а далее уже добавляется культурный фактор — дети видят, как ведут себя старшие вокруг, впитывают, «что такое хорошо, а что такое плохо». Повторюсь, формулируя эти строки, я подразумеваю наиболее стандартные варианты развития человека. Например, я не знаю, как формируется мышление тех, кто с детства говорит на нескольких языках.

Я довольно много путешествую, и каждый раз стараюсь быть не туристом, а жителем страны, места, городка. Так в разы интереснее. Мне довелось пожить за границей и продолжительное время. Честно? Когда на тебя обрушиваются культурные, языковые, географические и прочие различия, хочется к своим. К своему родному, в обычное время, возможно даже, ненавистному менталитету. А счастье говорить на родном языке? Оно непередаваемо.

Немного вернусь к переплетению языка и культур. Люди, говорящие на схожих языках, лучше и быстрее понимают менталитет друг друга. Наверное, потому что где-то на уровне сознания срабатывает сигнал: что-то родное. Довелось мне как-то целый месяц проездить по Индии (не по ашрамам да ооооммам, а просто по городам — о каждом городе есть небольшое повествование чуть ранее). Это такой переворот в голове! Если европейская культура во многом близка моему российскому восприятию, то индийская —это нечто! Нечто кардинально иное. Именно там особенно ярко понимаешь, какой отпечаток на развитие и формирование национального характера оказывают в том числе географические и исторические факторы. На территории страны интереснейшее сосредоточение народов, языков, культур, вероисповеданий. Понять их, язык, не зная, да даже элементарно того, а что это такое они едят, —сложно. Что примечательно: один из государственных языков — английский. И мы прекрасно общались на нём сомногими индийцами. Глобализации в Индии уже началась?

Культурные ошибки воспринимаются критичнее, чем языковые. Что интересно: не могу сейчас для себя определить, кто более не прав — тот, кто ошибся в культурном поведении, или тот, кто критикует. Попробую развернуть мысль. Ошибившийся мог просто-напросто не знать, как надо правильно действовать. Критикующего определю английским словом — он не open-minded (т.е. он узок в своём кругозоре восприятия окружающего мира, не столь по не знанию, сколь по внутреннему недопущению иного). И ведь оба в плену стереотипов по отношению друг к другу. Каждый судит с точки зрения естественных паттернов поведения, заложенных внутри. Каждый сформирован этими паттернами. И, ох, как сложно принять иную точку зрения. Можно понять, даже вежливо сказать вслух: «Окей. Я вас понимаю». А вот принять внутри, не считать человека другой национальности странным — это высший пилотаж. Из личного опыта: как-то я прилетела в Швецию с огромным, тяжёлым чемоданом. Еле-еле докатила его до шведа, который встречал меня на машине. Представляете моё удивление, когда он просто открыл багажник и отошёл в сторону? Я сначала даже не поняла, что он не собирается мне помогать. Естественно, внутри я его окрестила не самым лестным определением, попросила мне помочь. Ведь дело даже не в том, что я — женщина, а он — мужчина. Очевидно было, что чемодан тяжёлый! Спустя время, прожив в Швеции уже несколько месяцев, я поняла, что была не права в своей оценке той ситуации. В стране ярко подчёркивается равноправие и равенство физических сил. Мои русские друзья-мужчины рассказывали, как им сложно было поначалу не придерживать дверь следом идущим женщинам. В противном случае реакция была вовсе не благодарной. Нам, русским, было сложно отказаться от этого привитого с детства этикета (и приятного, чего уж скрывать). Шведам с нами было непонятно, как мы так «унижаем» принадлежность человека к тому или иному полу. Это как раз пример того, что я поняла, но не приняла внутри. Так сказать, взяла на заметку, как не быть раздражителем в будущем для иностранцев, но своим русским всё равно не прощу.

В лекциях мы слушали о свидетельствах наличия национального характера: анекдоты, классическая художественная литература, фольклор и др. Добавила бы вот такой, не прозвучавший, фактор: праздники. Они ведь тоже невероятно ярко передают другую культуру. Праздники зачастую сформированы многовековыми традициями, хранят в себе сакральные смыслы, которые очень, очень сложно привить чужестранцу. Праздники — хранители культа предков, образов и символов. Почему именно в этот день? Почему именно такие действия? Почему именно такой порядок? Ответы на эти и многие другие вопросы помогают расшифровать культурный геном единичной национальности.

С другой стороны, ещё в детстве меня поразили сказки народов мира. Тем, что несмотря на то, что герои названы совершенно непохожими именами, суть их действий, мораль, противостояние добра и зла — похожи у многих народов. Почему? Как так вышло, что у народов, живущих в разных частях света, есть столь похожий фольклор? Не иначе, в одной колыбели качали. А ведь имена — это отдельная тема для всевозможных параллелей. То, что кажется таким разным на первый взгляд, с точки зрения формирования языка может оказаться идентичным. И даже лежащее на поверхности: у нас герой незнатного происхождения — это часто «Иван», у англичан — «Сэм». В обеих странах именно эти имена наиболее распространённые, обобщающие.

И ещё про язык. Мой родной русский отличается по всей стране. Не только разным говором, но и наличием слов-эндемиков в той или иной области. Копаясь в исторических предпосылках, можно понять эту разницу.
И снова к культуре. Столичная я, слыша, когда рядом со мной «зво́нят», стереотипно характеризую говорящего, как приехавшего откуда-то. Разница городских культур в рамках одного языка — это отдельная обширная тема для обсуждения.

Мне всегда было интересно наблюдать за интернациональными парами. Не теми, где идеальное владение языком с обеих сторон. А теми, кто вынуждены говорить на чужом языке. Языковые оковы для чувств, которые получается выразить только теми словами, которые знаешь. А иногда и вообще не знаешь, каким словом назвать ту или иную вещь (даже как искать в словаре?), потому что в твоей культуре такого нет.
Отчасти ведь именно так и появлялись заимствования. Где-то прошёл технологический прогресс, появилась необходимость расширения словаря. Где-то не дошёл —взяли слово у соседей.

По следам курса лекций С.Г. Тер-Минасовой «Язык, культура и межкультурная коммуникация»

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *