Из народного. Баба-Яга

А что вы знаете про Бабу-Ягу, костяную ногу? (одну ассоциацию прям разом сорвала с языка, да?)
— Живёт в избушке на курьих ножках. (Хорошо)
— Ездит в ступе. (Ок)
— Ведьма! (Допустим)
— Старуха! (Принято)
— Ест людей, а вокруг избушки забор из костей с черепами. (у-у-у)

Кто-то представил прекрасные (и, на мой взгляд, хрестоматийные) иллюстрации Билибина. А кто-то, быть может, вспомнил узнаваемый образ и интонации Милляра. А у кого-то в голове заиграли разудалые ёжкинские частушки.

Не то чтобы целеноправленно разобраться, однако я оказалась на интереснейшей и развесёлой лекции Варвары Добровольской «Истинная природа Бабы-Яги». Часть озвученного цитирую, ибо уж больно колоритно передано лектором. Большую часть интерпретирую, видоизменяя; в целом мне очень отзываются озвученные версии.
Так вот, «сказка — ложь, да в ней намёк» для меня заиграло новыми красками. я вообще не понимаю теперь, как я раньше-то сказки читала. или мертвичинки вам в ленту!

Баба-Яга — сказочный образ (самый распространённый у нас), а точнее даже, образ, сохранённый в сказках. и не просто сохранённый, а подробнейше описанный, но, временами, с интерпретациями.
начнём с общеизвестного: костяная нога. обращали ли внимание (а этот вопрос стоит далее задавать себе и по тексту, да и по жизни), что «нога» упоминается в единственном числе. любопытный читатель задастся вопросом: а какой же была вторая нога? внимательный читатель отметит: перемещалась героиня нашей сегодняшней рубрики прыжками да скачками, т.е. второй ноги и не было.

Живёт Баба-Яга, по самому распространённому описанию, в избушке на курьих ножках. вообще, в сказках так же встречаются упоминания «на козьих рожках», «на собачьих голёшках» и иных звериных частей, главная функция которых — развернуть избушку.
Вокруг избушки частокол из человеческих костей, дополненный черепами с горящими глазами (так сказать, будь как дома, путник). И вновь внимательный читатель дополнит интерьеры жилища дверью в виде человеческой руки и ступеньками из человеческих костей: «небольшая расчленёночка вокруг».
Лежит себе Баба-Яга в избушке на печи, или с добрым молодцем «препирается», или детей похищает с целью отобедать, или неохотно советы юным да красивым девушкам раздаёт. Иногда совершает вылазки в ступе.

А теперь постепенно начнём читать сказки между строк (или наоборот прямым текстом?). Издавна лес — это чужое пространство. своё — дом. За домом — угроза (опасное это дело, Фродо, выходить за порог). А лес — именно чужая, таинственная территория.

В старых деревнях кладбища уходят в лес, который здесь, на земле, в этом мире. А на небе — райские сады. Как водится, моё любимое переплетение православного и доправославного. Хотя вот сейчас подумалось, что в православии-то я не сильна, и какое там к мертвецам отношение — шибко не знаю.
Настоящее, народное описание Бабы-Яги (гуглим сами по «жопа жиленна», я, всё же не могу так публично написать. пока) заставляет призадуматься, что не героиня наша была большая, а избушка маленькая. А маленькая избушка — это …? гробик.

Дратути, а Баба-Яга-то наша — «первопокойник» ака пограничник между мирами живых и мёртвых. Это не добрый молодец дурак, что просит избушку повернуться к лесу задом, когда итак лес везде кругом. Не видит он черты невидимой, попасть за черту он может только через избушку. Задача Яги, не побоюсь этого словосочетания в данном контексте, священный долг — рассказать нуждающимся, как вести себя в мире мёртвых, провести туда.
«фу, фу, фу, русским духом пахнет!», т.е. живым, человечиной. А далее те самые «препирания», упомянутые выше. Только теперь из диалога гостя и хозяйки избушки становится понятно, что не просто так добрый молодец изрекает: «Ты меня, старая, сначала накорми – напои, да спать положи, а потом расспрашивай!». Т.е. человеческое выгони, запахи, чтобы по ту сторону никто не учуял.
Костяной частокол и дверь — ещё одно доказательство близости мертвецов. И печь неспроста: ведь это один из важнейших элементов похоронного обряда.

А как же похищенные мальчики, полюбопытствуете вы? А докажите, что Яга их съела. В печку на лопате сажала — факт. Ребёнок, сидя у печки, игрался диковинными золотыми яблочками. Золотой предмет в русских сказках — это всегда атрибут потустороннего мира. Не зажарить дитё Баба-Яга пытается, а инициальный обряд припекания младенца проводит: в старину, если ребёнок рождался с дефектами, его обмазывали тестом, сажали на лопату — и в печь, в прогоревшие угли; тесто засыхало, отколупывалось — и ребёнок будто перерождался. Так и доброго молодца Яга проводит через новое рождение.
Дитёныша на спине приносили гуси-лебеди — водоплавающая свита Бабы-Яги. А все водоплавающие связаны с потусторонним и с сотворением мира.
гусь — ипостась нечистой силы; многие демонологические персонажи принимают образ гуся (например, у чёрта могут быть гусиные лапы); а лебедь связан с миром зимы (лебеди на носу зиму несут, т.к. улетают последними).
Баба-Яга — не ведьма. Это уже перевранные сказки, дополненная реальность. Она не колдовала, а советовала. Она — божество, причём из рода материнского, откуда берут жён. И из рода змеиного (на что указывает корень «яг»), относится к тем персонажам, у кого одна часть тела — животная, а другая — человечья. Костяная нога — это рудимент, он же хвост.

Ой, в лекции ещё было про пест и ступу — это секс в чистом виде, вот уж бы не подумала. Не фаллические символы, а в обрядах свадебных применяемые. «граница между мирами прошла через каждую постель в русской сказке». Но это совсем другая тема.

Есть и иные интерпретации образа Бабы-Яги, сильно отличные от изложенного выше. Каждому своё, изучайте.

По следам лекции Варвары Добровольской «Истинная природа Бабы-Яги»

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *