Ростовская мозаика

Я не впервые в Ростове-на-Дону, но впервые в подземных переходах за рассматриванием мозаики, их украшающей.

Сразу признаюсь, что, если бы не экскурсовод, то на масштабные мозаичные панно я, случайно попав в переход, всё же обратила бы беглое внимание, а вот на небольшие — вряд ли. В целом, на первый взгляд: дешёвая плитка, некоторые элементы выглядят наклейкой-закосом под советские времена. Но стоит копнуть вглубь, и даже дешёвая туалетная плитка заиграет совсем иным светом.



За каждым квадратиком 15х15 стоят часы кропотливой работы, а в целом за проектом интереснейшая история длиной в 13 лет.
В 80-х годах появилась идея украсить центральные переходы Ростова-на-Дону мозаикой. За проект взялся Юрий Никитич Лабинцев (Википедия зовёт его «Николаевич», интернет «Никитыч» или «Никитович», но вы придерживайтесь моего варианта), плиточник по профессии, без художественного образования, но творческий от рождения. Он руководил и создавал эскизы будущих панно, а перенесением на стены занимались 4 мастера из его бригады.

Нам повезло, рассказ об этой мозаике мы услышали от экскурсовода, которая, в свою очередь, разговаривала и слушала истории из уст Галины Николаевны — одной из мастериц бригады.

Подручным материалом мастерам служила самая обыкновенная плитка, которую клали в ванной и туалетах. Процесс (вкратце, но вы включите фантазию) выглядел так: Юрий Никитич рисовал экскиз, затем расчерчивал его на клеточки (по размеру плитки), далее брались и склеивались листы ватмана, на которые поклеточно переносили эскиз; сверху клалась калька и прорисовывался каждый участок, который затем воплощали в плитке. Рабочими интсрументами были кусачки и шлифовальный станок. Такой набор вместе с отвратного качества плиткой означает, что кусочки постоянно ломались и крошились, а стоило ошибиться на миллиметр, как элементы на стене переставали сходиться. Работа над участком стены 2х2 метра могла занимать 4 месяца.
Пока нарежешь, пока подгонишь, вот и день прошёл.



В панно вложена душа, передающая нашу с вами историю. Если посвящённое Великой Отечественной, то с чётко прорисованными лицами советских солдат и безликими фашистами («у фашизма нет лица»); если сценки выписки из роддома, то непременно с глазами женщин, украшенными голубыми тенями до бровей.

 



За свою кропотливую работу мастера получали 120 руб. в месяц. Политика плановой экономики не позволяла увеличить эту сумму. Везение бригады заключалось в том, что их поддерживал секретарь обкома Борис Иванович Головец, который в обеденный перерыв спускался в переход, наблюдал за работой девушек и всячески старался им помочь материально, не имея возможности помочь деньгами. Итого девочкам с чёрного входа ЦУМа выносили хрусталь, ковры… А мастера алаверды оформили мозаикой туалетную комнату Бориса Ивановича. В общем, мир не без ценителей и добрых людей.

Ну, как не без ценителей. Сейчас переходы заставлены ларьками (Собянина на них нет!), и мозаика тоже заставлена. И ладно бы заставлена, так ведь стеллажи с китайским ширпотребом крепятся гвоздями прямо в мозаику. На фотографиях виден урон. Мозаика в некоторых переходах не относится к объектам культурного наследия, т.к. с момента её возникновения должно пройти 40 лет. Протекцию закона эти панно получат только в 2025 году. Интересующимся подобным советую бежать и смотреть сейчас. Что там через 7 лет останется.



Я была в переходах Большой Садовой и Ворошиловского и Большой Садовой и Будённовского.
Эта и другие ростовские истории были услышаны из уст замечательного экскурсовода Ольги, рекомендую: https://experience.tripster.ru/experience/8454/

1 комментарий

  1. Познавательно! Ни разу ни от кого не слышала о мозаике в переходах Ростова-на-Дону.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *