Cherchez la femme — часть I

Этот текст я пишу с июля прошлого года (равно как ещё один). Возможно, ему поможет, если он будет появляться частями. Возможно, какие-то блоки я буду переписывать впоследствии. А возможно, вообще не допишу. А возможно, всю жизнь писать буду. Лонгрид, равно как и лонграйтинг. И возможно, один из самых личных текстов, написанных мною.

Давно хотела засесть за работы Светланы Адоньевой, касающиеся мира русской деревенской женщины. А получилось изучение целого ряда книг, касающихся исследований на предмет женской роли в семье и обществе. Там столько нового для меня оказалось. Я живу, преимущественно, в женском мире, и думала, что знаю многое, а оказалось, что многое я не знаю.  Так выходит, что именно сейчас мой круг общения чрезвычайно широк. И со мной рядом немалое количество женщин разных возрастов (но, что примечательно, преимущественно старше меня). Они (женщины) у меня, в основном, потрясающе мудрые. Я с удовольствием черпаю у них знания и прислушиваюсь к их взглядам на ситуацию. Не играли бы внутри отголоски эмоциональной молодости – от зажила бы, прислушавшись!

У меня на данный момент нет собственного уверенного мнения, а действительно ли есть мужской и женский миры со своими правилами и нормами поведения. Я – коренной житель мегаполиса, у меня с детства в голове его стандарты, настолько далёкие от деревенских, что слово «отличающиеся» тут мало применимо. Могла бы написать, что я самый настоящий независимый эгоист, но, по-честному будет признать, что всё же нечто, застрявшее на пути к этому определению. И пусть меня закидают тапками сильные независимые женщины, но одно я наблюдаю точно: те из нас, дорогие мои, кто придерживается (внутри, а не потому, что «надо») канонов женского поведения и женских практик – у тех глаза горят счастливее. Я за саморазвитие, за родственность душ, но независимость их друг от друга. А иногда так охота, чтобы чортова эмансипация вспять повернула. Если бы только время не извращало гендерные роли. Везде есть исключения, безусловно. Однако, обобщая, даже самая деятельная из всех деятельных бизнес-вумен в моём окружении с удовольствием занималась бы этим (бизнесом) только для души или вообще занималась бы для души чем-то другим. Последнее время, мне кажется, женщины как-то особенно отчаянно пытаются понять мужчин. Точнее, научиться-таки взаимодействовать с ними: как будто что-то прежнее, хорошо известное, было забыто, и сейчас надо заново учиться. Вот бы ещё мужчины так же рьяно кинулись понимать женщин. Какая жизнь бы началась, а, девочки? Оставлю эти размышления посланием себе сорокалетней, интересно будет.

Короче, я ищу мысленную подпитку не в современных «как удачно выйти замуж», а в исследованиях прошлого, во взаимоотношениях и ролях, вшитых в генетическую память. Моё интуитивное понимание говорит о том, что все паттерны, в которых я живу сейчас, во мне давным-давно, все ответы есть в моём собственном теле. Какие-то наглухо запрятаны, потому что им не место в современном мире. Я хочу выстроить их в нужном мне порядке и приоритетности, подкрутить, настроить, наладить под себя. Вытащить исконное и жить спокойно.

В наше время, когда утеряна связь поколений (а в большинстве случаев это именно так), складывается порочное мировосприятие: социальные роли извращаются, взаимоотношения между полами вывернуты, человек человеку должен. Иными словами, как метко сказала моя коллега, мы живём в социальном мире, в котором противоречим своим архетипам.

Надеюсь, я не доживу до того времени, когда станет повсеместно естественным, что женщина всё делает сама, ментально наравне с мужчинами. Что попытка оплатить счёт в ресторане, всеми приравнивается к мужской потребности непременно подтвердить своё мужество и оскорбляет женщину, а придержанная дверь — унижает женское существо. Равно как надеюсь, что не доживу до того, что вокруг меня все мужчины будут зашуганы женскими истериками на тему их неуважения. А хотя, такое время и не настанет: в этой жизни будет хотя бы один бунтарь — я.

Я не за равноправие мужчины и женщины — вот уж от лукавого. Я за личность и её развитие вкупе со взаимным уважением и поддержкой.

Витающие сейчас в воздухе темы родовых теорий и расстановок и моя вера в генетическую память побуждают изучать больше и больше информации о жизни, укладе, обычаях, мировосприятии женщин, живших задолго до меня. Мне интересно находить между строк что-то интуитивно знакомое, поражаться тому, что между мной и описанным лежат столетия, но вместе с тем женская сущность несильно изменилась. Лично у меня в голове не находилось состыковки тому, тщательно культивируемому, мнению, что женщины испокон веков (а это сотни тысяч лет) были бесправны, а потом, бац, им в голову втемяшилось, что хватит это терпеть, дорогу эмансипации. И вот тут-то началось. Плохо вы знаете женщин, господа хорошие, если в такое поверить готовы. Почему я вообще в эту тему подалась? Столько вопросов к самой себе накопилось, что невольно за ответами идёшь. А начинаешь читать – так шах и мат многим пропагандам.

Началось всё с книги «Традиция, трансгрессия, компромисс. Миры русской деревенской женщины». Экспедиционные работы группы антропологов велись на протяжении 30 лет. Этого достаточно, чтобы накопить данные и сделать выводы. Собеседниц было много, и всех не перечислить. Но традиционно отмечу (ибо не могу не акцентировать внимание на том, что относится к Северу), что поимённо в предисловии к книге Светлана Адоньева выделяет жительниц Вологодской и Архангельской областей. Под «миром» понимается социальное пространство, в котором живёт и действует женщина.

Работа уникальная, на мой взгляд: поиски женщины, в том числе, через фольклор. Дело в том, что до 1980-х годов женское участие в фольклоре детально не описывалось. Т.е. да, вот они, женщины – хранительницы патриархального наследия, но их собственного голоса в этом всём не слышно. Важная ремарка: авторы исследования не претендуют на распространение выводов на всех-всех женщин, равно как не исключают какие-то модели поведения и мужчинами.

А вот что особенно мне в книге понравилось: «Заданные сюжеты и сценарии обеспечены культурой, но человек избирает и интерпретирует их, исходя из собственной мотивации».

Какой обычно видят русскую женщину? Подчинённой патриархальной системе, покорной, но вместе с тем сильнейшей, когда необходимо защитить страну. Бытует укоренившееся мнение о бесправии женщин, потому что во многих ситуациях они, что называется, не высовывались. Есть общеизвестное: женщина – хранительница домашнего очага. Но мало кто задумывался, что женщина – хранительница доминирующего знания (быта, жизни, природы, событий – да чего угодно). Были (а может, и сейчас есть?) свои правила поведения, соответствующие каждому возрасту. Они копились и передавались следующим поколениям.

Я, забегая вперёд, проспойлерю: собранные данные показали, что женщины русских деревень, даже в период ярко выраженного патриархата, не чувствовали себя жертвами. Жаловались на мужчин, не без того, но, жалуясь, рассказывали, как они справились с той или иной ситуацией. Женскими практиками, своими социальными отношениями. И всё это получалось именно потому, что женщина – женщина. В книге так филигранно выверены некоторые формулировки, что даже не буду пытаться шлифануть их по-своему. Привожу дословно. «Мужчины и женщины […] обитают в разных физических пространствах и выполняют разные функции в экономике семьи». А народная пословица гласит: «Крестьянин не чёрт в лесу и не хозяин в дому». Это про то, что у мужчин в деревне свои дела, а женщина ведёт хозяйство и дом. Вдумывались, сколько в это «ведёт» вложено? Интересная вещь, с которой столкнулись исследователи: опрошенные поколения женщин, по большей части, не считали себя угнетёнными или неравными, несмотря на стереотип о гендерном превосходстве мужчин. «Для этих женщин гендерное неравенство если и существует, то состоит в том, что женщины гораздо лучше справляются и с работой, и с руководством – как дома, так и вне дома».

TBC

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *