Индийские хроники. ГУЛЬМАРГ, штат Джамму и Кашмир

Добраться можно, например, прилетев из Дели в Шринагар, а из него добываемым транспортом.

Первое, что врезается в мозг — вооружённые люди почти на каждом шагу. это непривычно и создаёт ощущение нависшей угрозы. Область Кашмир спорная, и её границы официально не закреплены; большая часть принадлежит Индии, остальная контролируется Пакистаном и КНР.

Второе — это сами кашмирцы. Они совсем не похожи на индусов (какими вы в большинстве представите индийцев). Это горцы, с волевым пристальным взглядом, мужчины. Женщин на улице почти нет, северная часть преимущественно заселена мусульманами.

Третье — это жуткая неприспособленность некоторых сторон местной жизни к погодным условиям: нешипованная резина на льду; отопление на керосине; кроссовки и тонкие куртейки обслуживающего персонала. Настоящие кашмирцы носят одежду, похожую на тёплый халат, под которым часто прячут корзинку с углями.

Гульмарг — мекка фрирайда для неиндийцев и курорт зимних потех для состоятельных индийцев, которые, одетые в резиновые сапоги и похожие на наши тулупы, или с детским восхищением радуются снегу и катаются на санках, или учатся кататься на лыжах по прямой, не перебирая ногами.
Часов в 5 жизнь в городке вымирает, развлечений нет, магазинов нет, кафех, в привычном нам понимании этого слова, нет. Алкоголя, конечно, тоже нет (ибо, как упомянуто выше, властвует ислам).

Развлекая друг друга томными вечерами ничего не делания, мы тогда ещё не знали, что именно это место будет самым чистым и несуматошным за всю нашу поездку, и с какой ностальгией мы будем его вспоминать!

Ну, а другие мои воспоминания о Гульмарге, это:
• трёхчасовой разухабистый тусыч в аэропорту в ожидании задержанного рейса;
• идущая без нас посадка, о которой мы узнали, потому что везучие;
• попытки найти друг друга в аэропорту, чтобы успеть на уже заканчивающуюся посадку;
• наш первый отель — летние домики, настолько летние, что нет стёкол, только натянутая плёнка, и удушливый запах керосина, которым разжигают печку, и вечером в комнате ташкент, а к утру стучишь зубами;
• центральное отопление в одном из самых крутых отелей Гульмарга, — Hilltop (он действительно неплохой) — которое включается только в 6 вечера и работает два часа через час, а в ванну надо тащить переносной обогреватель;
• уютный Kashmir Heliski (www.kashmirheliski.in), прекрасную Катрин, и вкуснейшую пасту ever!
• но это всё фигня, потому что кругом — Гималаи, неповторимое сочетание небо-воздух-солнце-снег и кружащее голову ощущение свободы!

Индийские хроники. ДЕЛИ, национальный столичный округ

Дели. Мне всегда нравилось это название, оно так мягко произносится. Вслушайтесь в это вот «ли». Столица! Окончательно с 1911 года силами британцев. До этого времени история помнит несколько взлётов и падений города-космополита, со смешением всего и вся, хранящего историю древних династий, в том числе Великих Моголов. Хан Бабур, потомок Тамерлана, сделал именно Дели центром могущественной Империи.
На заглавном фото гробница Хумаюна, сына Бабура, второго падишаха Империи Великих Моголов. Судьба его трагична: однажды набожный Хумаюн спускался из библиотеки, и зазвучал призыв к молитве. Правитель преклонил колени, но запутался в полах платья и скатился с лестницы, получив смертельную черепно-мозговую травму. Жена Хумаюна отстроила эту гробницу, которая считается прообразом Тадж-Махала и является памятником Всемирного наследия. А для нас это место, точнее, разбитые вокруг него сады, стали оазисом среди суматохи 9-го по численности населения города мира. Небо, кстати, типично индийское: наш постоянный друг смог, укравший солнце.

Ну а в целом, Дели ответил нам взаимностью в конце пути, когда, возвращась домой, мы бездарно потратили часов пять времени в попытках добраться до красивого Акшардхама, заблудившись в делийском метро. На контрасте, московское метро — это прекрасное место; толпа соотечественников вокруг в час пик — не сравнима с толпищей индийцев, прижимающихся к тебе со всех сторон. Дели при первом знакомстве и Дели в конце путешествия для меня так и остался городом, из которого хочется сбежать, едва очутившись (да простят меня делийцы). Да и многие наши Прабакеры, с кем довелось разговориться в пути, морщились при упоминании этого названия.


И мой совет: не начинать знакомство с Индией со столицы.